Сколько опытных станций построил тесла

  • автор:

Высшая лига ядерных поставщиков (1 и 2 части)

Клуб поставщиков реакторных технологий за десятилетия изменился до неузнаваемости. Судьба представителей Высшей лиги атомного рынка сложилась по-разному; лишь немногие сохранили полную преемственность и права на свои технологии.

Техническое освоение атомной энергии началось на заре 1940-х годов в нескольких странах (США, Германии, Великобритании, Франции), однако лишь США достигли практических результатов к середине того десятилетия, а к концу его вторым номером стал Советский Союз.

Что касается гражданской ядерной энергетики, то три страны считают себя пионерами в этой области: Россия (СССР), Великобритания и США. Впервые электроэнергия для практического использования (в объеме, которого хватило бы на освещение одного дома) была получена от реактора на быстрых нейтронах EBR-1, пущенного в 1951 году в США Аргонской лабораторией.

В СССР в 1954 году открылась первая «настоящая» атомная электростанция — Обнинская (чей реактор был конструктивно близок к уран-графитовым наработчикам оружейных материалов), а в 1959 году было принято в эксплуатацию первое невоенное атомное судно — ледокол «Ленин», оснащенный тремя водо-водяными реакторами. Великобритания ведет отсчет истории гражданской атомной энергетики с момента торжественного пуска в 1956 году правящей поныне королевой Елизаветой II «первой коммерческой» атомной электростанции «Калдер Холл», размещенной на площадке военного комплекса в Селлафилде.

ObninskNPP.jpg

Хотя Обнинская АЭС также поставляла электричество в сеть, Лондон подчеркивал разницу масштабов, не принципиальную, впрочем, по меркам современной энергетики (49 МВт против 5 МВт у Обнинской АЭС). Однако первые британские станции с реакторами Magnox, в том числе и «Калдер Холл», имели двойное назначение: производили электричество и нарабатывали оружейные материалы.

Не случайно в США считают, что мирная атомная энергетика началась с пуска в декабре 1957 года в штате Пенсильвания «сугубо коммерческой», не нарабатывавшей оружейного плутония атомной станции «Шиппингпорт», мощность которой первоначально составляла 68 МВт.

Впрочем, реактор этой АЭС создавался в рамках программы разработки РУ авианосца, так что проект тоже не был лишен военного аромата. В качестве исключительно гражданских впервые в США создавались энергоблоки атомных станций «Янки» и «Дрезден», пущенных в ­1960–1961 годах.

Это были специализированные коммерческие легководные реакторы — соответственно PWR и BWR. На протяжении 1950-х годов свои типы мощных (по тогдашним меркам — до нескольких сотен мегаватт) коммерческих (в некоторых случаях двухцелевых) реакторов создал и ряд других стран (см. Табл. 1).

HighLeagueInfo1.jpg

В 1950–1960 годах были построены еще несколько экспериментальных энергетических реакторов, часть которых поставляла энергию в электрические и местные тепловые сети: в США — кипящий реактор Pathfinder, тяжеловодный CVTR, реактор с органическим замедлителем и теплоносителем EOCR и другие; в Германии — корпусной тяжеловодный MZFR в Карлсруэ, газоохлаждаемый тяжеловодный в Нидерайхбахе, разновидности кипящих реакторов в Лингене, Кале, Гросвельцхайме, ВТГР в Юлихе и так далее; в Швеции — корпусной тяжеловодный в Огесте; в Великобритании — тяжеловодный кипящий реактор с легководным теплоносителем в Уинтрите, две РУ на быстрых нейтронах в Дунрее; во Франции — газоохлаждаемый тяжеловодный в Бреннилисе, быстрые реакторы в Кадараше и Маркуле; в Японии — тяжеловодный одноконтурный в Фуджене; в Швейцарии — газоохлаждаемый тяжеловодный реактор в Лусенсе; в Канаде — тяжеловодный одноконтурный в Джентили.

Большинство этих, как правило весьма экзотических, конструкций либо не получили дальнейшего коммерческого развития, либо нашли воплощение в отдельных элементах созданных впоследствии, более совершенных и мощных энергетических реакторов, например, немецких BWR и корпусных тяжеловодных РУ.

По большому счету в первые два десятилетия развития атомной отрасли лидерами в области мирных атомных технологий — как реакторных, так и ЯТЦ — стали США, СССР, Великобритания и Канада. Не случайно до конца 1960-х годов экспорт реакторных конструкций осуществлялся почти исключительно из этих стран (см. Табл. 2).

В последующие десятилетия зарубежная экспансия поставщиков первой волны из США, СССР и Канады продолжилась, однако у них появились сильные конкуренты: уже с конца 1960-х годов в клуб поставщиков гражданских реакторных технологий стали стучаться новички — компании и государственные организации Германии, Франции, Японии, Швеции, Швейцарии.

В течение 1960–1970-х годов они освоили полный цикл проектирования и изготовления основного оборудования реакторных установок, в том числе собственных усовершенствованных версий, и стали поставлять их на внутренние рынки, а также за рубеж.

В этот период началась «интернационализация» ядерных технологий: некоторые из них создавались совместными предприятиями компаний разных стран. Кроме того, если на начальном этапе развития технологий их внедрение осуществлялось почти исключительно госструктурами, то с 1960-х годов не только в США, но и в некоторых других странах стала усиливаться роль частного сектора в атомных проектах. Впрочем, роль государства в них, особенно в финансировании и осуществлении НИОКР, оставалась очень существенной, часто определяющей.

EBR1_1951.jpg

20 декабря 1951 года реактор EBR Аргонской лаборатории США сгенерировал электрическую мощность.

Это был первый случай использования тепла от ядерной реакции для производства электроэнергии.

По большому счету в первые два десятилетия развития атомной отрасли лидерами в области мирных атомных технологий — как реакторных, так и ЯТЦ — стали США, СССР, Великобритания и Канада. Не случайно до конца 1960-х годов экспорт реакторных конструкций осуществлялся почти исключительно из этих стран (см. Табл. 2).

В последующие десятилетия зарубежная экспансия поставщиков первой волны из США, СССР и Канады продолжилась, однако у них появились сильные конкуренты: уже с конца 1960-х годов в клуб поставщиков гражданских реакторных технологий стали стучаться новички — компании и государственные организации Германии, Франции, Японии, Швеции, Швейцарии.

В течение 1960–1970-х годов они освоили полный цикл проектирования и изготовления основного оборудования реакторных установок, в том числе собственных усовершенствованных версий, и стали поставлять их на внутренние рынки, а также за рубеж.

В этот период началась «интернационализация» ядерных технологий: некоторые из них создавались совместными предприятиями компаний разных стран. Кроме того, если на начальном этапе развития технологий их внедрение осуществлялось почти исключительно госструктурами, то с 1960-х годов не только в США, но и в некоторых других странах стала усиливаться роль частного сектора в атомных проектах. Впрочем, роль государства в них, особенно в финансировании и осуществлении НИОКР, оставалась очень существенной, часто определяющей.

HighLeagueInfo2.jpg

Первыми поставщиками второй волны, вышедшими в конце 1960-х годов на внешний рынок, стали госструктуры Франции и компании из Германии. Комиссариат по атомной энергии (CEA) внедрил газоохлаждаемый реактор на АЭС «Вандельос» в Испании, а немецкая Kraftwerk Union AG (KWU) впервые поставила свою конструкцию с водой под давлением на АЭС «Борселе» в Нидерланды.

В 1970-х годах немецкие компании заключили контракты на поставки ядерных технологий в Бразилию (АЭС «Ангра»), Аргентину (АЭС «Атуча»), Иран (АЭС «Бушер»), Швейцарию (АЭС «Гёсген»), Испанию (АЭС «Трильо»), Австрию (АЭС «Цвентендорф»). В этих странах началось строительство немецких конструкций PWR, BWR и тяжеловодных реакторов, заключались контракты на полное обеспечение станций топливом в течение ­10–20 лет (например в Иране) или даже поставку широкого спектра технологий ядерно-топливного цикла.

В частности, в Бразилии была предпринята попытка внедрения разработанной в Германии технологии аэродинамического разделения изотопов урана. В том же десятилетии французская компания Framatome поставила реакторную технологию PWR в Бельгию — для отдельных блоков АЭС «Тианж» и АЭС «Дул» — и в ЮАР, на АЭС «Коберг», а шведская ASEA-Atom внедрила в Финляндии кипящие реакторы собственной разработки.

Что касается японских поставщиков: Hitachi, Toshiba, группы Mitsubishi, — то они в первые десятилетия развития своих атомных технологий сосредоточились на внутреннем рынке, построив там десятки энергоблоков АЭС. За пределы Японии экспортировались лишь отдельные компоненты и оборудование. Полностью сосредоточилась на внутреннем рынке и Индия, которая постепенно научилась делать тяжеловодные реакторы, подобные канадским, и освоила ряд других технологий.

В 1980–1990-х годах в большинстве перечисленных стран второй волны была достигнута практически полная независимость в сфере реакторных технологий от первоначальных поставщиков, прежде всего из США. В каждом из этих государств сформировался один или несколько холдингов, способных разрабатывать и изготавливать большую часть основного оборудования АЭС, а также нашлись собственные поставщики ядерного топлива.

В этот период завершилось насыщение внутреннего рынка строительства АЭС в США, Франции, Японии, СССР, Германии, Великобритании, Швеции, Канаде. При этом продолжилась экспансия на внешних рынках среди как отдельных стран — носителей ядерных технологий первой волны (США, СССР, Канада), так и некоторых государств второй волны (Франция, Германия). В этот период список стран — реципиентов таких технологий сократился, в их число вошли Южная Корея, Китай, остров Тайвань, страны Восточной Европы и ряд других.

В начале текущего столетия продолжалась экспансия большинства уже зрелых поставщиков на внутренних и внешних рынках. Появились и поставщики третьей волны — Китай и Южная Корея (подробнее об этом читайте в следующем номере. — Прим. ред.). Эти государства внедрили у себя зарубежные реакторные технологии: США, Франции, Канады и России, получили права на копирование части иностранных конструкций и создали (преимущественно на их основе) собственные технологии.

Как некогда государства второй волны, они стали стремительно расширять свою ядерную генерацию, опираясь на отечественную базу разработки и производства основного оборудования АЭС и строительства станций, а в последние годы вышли с собственными технологиями на внешние рынки и добились на них первых успехов.

Сегодня эти страны составляют все бóльшую конкуренцию государствам — носителям ядерных технологий первой и второй волн. Некоторые из последних практически сошли со сцены в качестве поставщиков комплексных реакторных технологий. Это прежде всего касается Великобритании, которая не только перестала экспортировать свои реакторы, но и на внутреннем рынке переориентировалась исключительно на зарубежные РУ для перспективного строительства АЭС. Другой пример — Германия, которая постепенно полностью отказалась от поставки реакторных технологий.

Столь же разительные перемены произошли со временем с отдельными фирмами — поставщиками ядерных технологий. Одни из них стояли у истоков атомной эры и сохранили место на рынке до наших дней, другие постепенно ушли из атомного бизнеса, были разделены на части, или поглощены другими компаниями.

При этом некоторые созданные ими технологии получили дальнейшее развитие, а другие — подчас отнюдь не худшие — канули в Лету, поскольку не вписывались в бизнес-приоритеты новых владельцев, составляя ненужную конкуренцию их собственным разработкам.

Илон Маск построил в Лас-Вегасе подземные тоннели — ВИДЕО

Илон Маск построил в Лас-Вегасе подземные тоннели

Экологичность — девиз выставки электроники в Лас-Вегасе, которая начала работу, несмотря на отказ многих компаний от участия — из-за новой волны коронавируса.

От гоночных автомобилей и супербайков до строительной техники — все на электрическом ходу.

Как передает Day.Az со ссылкой на Евроньюс, участники выставки подчёркивают, что сегодня характеристики электромобилей вполне сравнялись с тем, что могут предложить "традиционные" машины.

Джей Жиро, Damon Motorcycles:

"Это главное. Пока мы не вышли на рынок, ответ был "нет"; если бы вы перешли с обычного мотоцикла на электрический, вам бы пришлось пойти на компромисс, на который идти никто не хотел только ради того, чтобы получить электрическую машину. Поэтому мы разработали полностью новый вид электропривода, который позволяет даже превзойти показатели бензиновых двигателей. Этот мотоцикл может достичь 320 км/ч, проехать 230 км, а с нуля до ста разгоняется меньше чем за три секунды. Супербайки, которые можно купить у крупнейших производителей, показывают такие же характеристики или даже хуже".

Но если личный электротранспорт кое-где уже стал привычным, с коммерческими автомобилями всё не так гладко.

Орландо Краукрофт, Euronews:

"Этот грузовик — полностью электрический. Уже сейчас его может купить любой желающий — кого не отпугнёт цена втрое выше обычной и необходимость решения непростой задачи по поиску зарядных станций по дороге".

Энтузиасты эко-транспорта признают, что зарядок сейчас не так много, как заправок, но как раз эта проблема решается, по их мнению, весьма просто, во всяком случае технологии уже хорошо отработаны, — и вскоре может быть полностью решена.

Джей Жиро, Damon Motorcycles:

"В Северной Америке и в Европе уже есть десятки тысяч зарядных станций — они практически повсюду".

Отказались от Лас Вегаса в этом году такие гиганты, как Microsoft, Google, Meta Platforms (бывший Facebook), General Motors.

Но без Илона Маска выставка обойтись не могла. "Тесла" обеспечила экспозицию внутренним транспортом: под выставочным комплексом прорыта сеть туннелей, по которым можно передвигаться на электромобилях: хоть своих собственных, хоть взятых напрокат. Экологично и спокойно, хоть и немного жутковато. Причём в узких однополосных тоннелях, по сообщениям посетителей, уже образовались пробки.

Sony объявила о намерении производить электромобили. Представлен новый кроссовер

Японский производитель потребительской электроники Sony объявил, что выйдет на рынок электромобилей со своим собственным продуктом. По этому случаю компания представила на выставке Consumer Electronics Show 2022 (CES) в Лас-Вегасе прототип полноразмерного кроссовера с чисто электрической силовой установкой — Vision-S 02. Это уже второй экспериментальный автомобиль под брендом Sony — первым был седан Vision-S 01, показанный два года назад.

Кроссовер Vision-S 02 опирается на ту же платформу оригинальной конструкции, которая использовалась для Vision-S 01. По кузову между двумя прототипами унификация нулевая — у кроссовера тип «пятидверный универсал», компоновка салона трехрядная, семиместная.

Габаритные длина, ширина и высота Vision-S 02 составляют 4,9 м, 1,93 м и 1,65 м соответственно, колесная база — 3,03 м. Снаряженная масса составляет 2480 кг, колеса имеют посадочный диаметр 20 дюймов.

Машина оснащена двумя электромоторами — по одному на ось. Мощность каждого — 200 кВт (268 л.с.), привод постоянный полный. Максимальная скорость машины — 180 км/ч, то есть на 60 км/ч меньше, чем у седана Vision-S 01. Динамика разгона с нуля до 100 км/ч не уточняется. Седан способен был выполнить это упражнение за 4,8 секунды, но кроссовер на 130 кг тяжелее, а значит — и менее резвый.

Дорожный просвет у Vision-S 02 составляет 15,7 см, на 2,6 см больше, чем у Vision-S 01.

Система полуавтопилота электромобиля разработана Sony, в нее входят видеокамеры с обзором 360 градусов, датчики изображения (CMOS), сенсоры расстояния (ToF) и лидар (лазерный радар), который «сканирует» препятствия в 3D-формате. Комплекс отвечает второму уровню автономности по классификации SAE, то есть «частичная автоматизация». Система полностью управляет автомобилем, осуществляя ускорение, торможение и управление, но водитель должен следить за ездой и быть готовым вмешаться в любой момент, если система не может правильно реагировать.

Поскольку Sony славится своей высококлассной потребительской электроникой, кроссовер получил аудиокомплекс 360 Reality Audio, у которого качество звука максимально близко к живому исполнению, а также игровые приставки PlayStation, за ними во время поездки могут скоротать время пассажиры.

Весной 2022 года Sony планирует зарегистрировать новую компанию Sony Mobility, ей делегируют задачу по производству и продажам электромобиля.

Заметим, в течение последних двух лет Sony отрицала намерение выйти на авторынок и утверждала, что седан Vision-S 01 2020 года — это лишь носитель для отработки полуавтопилота, аудиосистемы и других комплексов, которые компания намерена предложить сторонним автопроизводителям. Однако объяснение выглядело не очень правдоподобным, поскольку с самого начала партнерами Sony по проекту являются такие крупные фирмы, как Bosch, NVIDIA, Continental, Benteler, Qualcomm, ZF, Blackberry и Magna. Именно Magna — крупнейший в мире производитель автокомпонентов — силами своего австрийского подразделения Magna-Steyr изготавливала по заказу Sony полностью функциональные рабочие прототипы Vision-S 01, которые в течение года проходят интенсивные дорожные испытания в Европе. Кроме того, Magna-Steyr в перспективе может выступить контрактным производителем электромобилей для Sony.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *